Подвалы мстиславского гестапо. Что о них известно

264
Поделиться:

Рассказывая о геноциде белорусского народа в годы Великой Отечественной войны, нельзя умолчать о деятельности на оккупированной территории Мстиславля германской тайной полиции. Немецкие спецслужбы и карательные органы вербовали людей, оказавшихся в оккупации, активно боролись против подполья и зверски уничтожали тех, кто не подчинялся фашистскому режиму.

Оккупация и новый порядок

В 1941 году, как только Мстиславль был оккупирован, немецко-фашистские захватчики установили в городе и населённых пунктах свой режим и порядок. В Заболотье, Ходосах, Шамове, Курманове и в других деревнях каратели разместили волостные управы. При них были созданы укреплённые немецко-полицейские гарнизоны и участки. В городе фашисты разместили военную комендатуру. Здесь же находилась полевая жандармерия, органы безопасности и тюрьма, а культурные учреждения и школы стали выполнять функции казарм.

С первых дней оккупации немецкие солдаты занимались мародёрством. Они издевались и убивали людей. В зверствах фашистов, к сожалению, принимали участие и предатели из числа местного населения.

Первыми жертвами оккупантов стали партийные активисты, семьи армейских командиров и политических работников. Казнили мстиславчан на глазах у людей. В городском сквере для этих целей фашисты установили виселицу. Но самые ужасные пытки происходили за дверями гестапо…

Подвалы мстиславского гестапо. Что о них известно

Место боли, унижений и зверств

Гестапо в Мстиславле расположилось в здании на ул. Калинина, где теперь находится исправительное учреждение открытого типа №47. Помещения первого и второго этажей были заняты оккупантами. Местами пыток и зверских издевательств стали камеры первого этажа и подвальные помещения.

В состав гестапо, согласно материалам о злодеяниях, совершённых немецко-фашистскими захватчиками над мирными гражданами Мстиславского района, Государственного архива РФ, входили: шеф-лекарь — капитан-начальник (СД), следователи Франц и Кляин.

Подвалы мстиславского гестапо. Что о них известно

Другие данные с именами немецких преступников и их пособников были собраны чрезвычайной государственной комиссией по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков. По информации комиссии на территории района в годы оккупации бесчинствовали начальник полицейской тридцатки г. Мстиславля, руководитель по борьбе с партизанским движением лейтенант Гавдэр, начальники карательных отрядов, фельдфебели Краузе и Эйхенбах, начальник полиции Курашов, полицейские Шубейковский, Дубиковский, Власов и др.

Свидетели и факты

В рамках расследования уголовного дела о геноциде белорусского населения в годы Великой Отечественной войны нам удалось отыскать свидетеля расправ над мирным населением в стенах гестапо, — рассказывает заместитель прокурора Мстиславского района Евгений Поляков. — В 2021 году мы опросили Лидию Яковлевну Морозову. Женщина на момент оккупации города была ещё ребёнком, но хорошо помнит, как вместе с семьёй оказалась в гестапо.

Подвалы мстиславского гестапо. Что о них известно

Родилась Лидия Яковлевна в 1928 году в семье Якова Васильевича и Юлии Михайловны. Её отец, к слову, в то время был достаточно образованным человеком — окончил БГУ по специальности учитель химии и биологии, заведовал районным отделом народного образования. У матери образования не было. Но это не мешало им счастливо жить и воспитывать троих детей. Июнь 1941 года изменил их жизнь. Оккупация, мобилизация на фронт близких людей. В 1943 году, перед самым освобождением Мстиславщины, враги за связь с партизанами схватили отца, который к тому же был коммунистом, а за ним — мать, старшего брата и саму Лидию.

Трёхлетнего младшего брата мама смогла передать соседям. До сегодняшнего дня женщина помнит камеру-одиночку в гестаповских подвалах. К счастью, старшего брата, маму и Лидию отпустили, отец так и не вернулся. Она также рассказала, что в камерах на первом этаже и подвале пытали и убивали мирных жителей. После отступления немцев она пришла в подвал здания и увидела около полутора десятка изуродованных тел. Перед её глазами предстала ужасная картина: обезображенные трупы с выколотыми глазами.

Информацию об издевательствах гестаповцев и их помощниках сегодня можно отыскать и в интернете. На сайте Федерального архивного проекта «Преступления нацистов и их пособников против мирного населения СССР в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» в открытом доступе находятся протоколы опроса и заявления свидетелей тех страшных событий.

В камерах гестапо

Об убийствах людей в камерах Мстиславского гестапо на страницах книги «Память» рассказал местный историк Владимир Гасенков. «…Незадоўга да адступлення з горада гітлераўцы падчас масавых аблаў арыштавалі многіх людзей, 18 з іх па-зверску закатавалі ў падвале дома на рагу вуліц Калініна і Пралетарскай, дзе былі абсталяваны камеры гестапа. Сярод іх Барыс Пятровіч Качнёў, Ціхан Фёдаравіч Сакалоўскі, Аляксандр Трафімавіч Ісачкоў, Максім Пятровіч Кароткін, Ягор Кузьміч Уласенка, Віктар Усцінавіч Канабраткін, камандзір Чырвонай арміі Мікалай Андрэенка, ваеннапалонны Мікалай Паўлавіч Лобашаў, Ігнат Раманавіч Сакалоўскі. …У гестапа забівалі толькі па пятніцах. Каты дзейнічалі па рэгламенце. Выколвалі вочы чалавеку ва ўсе дні тыдня, апрача пятніцы. Ва ўсе дні тыдня ламалі людзям пальцы рук і ног, збівалі іх драцяным арапнікам і выразалі зоркі на спіне і грудзях. У пятніцу забівалі стрэлам у рот ці ў патыліцу, ударам сякеры па галаве. Увесь Мсціслаў ведаў аб гэтым».

Суд над убийцами

После освобождения Мстиславля гестаповцы и их пособники, которым не удалось покинуть город, были преданы суду.

Автор книги «Евреи в Мстиславле. Материалы к истории города» Владимир Цыпин, ссылаясь на донесение секретаря подпольного райкома КП(б)Б

от 20.10.1943 г. рассказывает, что перед отступлением немцы частично разоружили полицию и отпустили многих полицейских, как ненужный мусор. Часть преступников ушли с отступившими немецкими войсками, а большинство полицейских и других пособников немцев были арестованы и осуждены к длительному тюремному заключению (10-15 лет).

Сурово наказаны были бургомистр и полицейские местечка Шамово, принимавшие участие в истреблении местного населения.

О суде над немецкими преступниками Владимир Цыпин цитирует воспоминания свидетеля данных событий г-на Буевича: «Помню, как на площади в Мстиславле вешали четырёх немцев-гестаповцев. Народу собралось много. Приговорённых привезли на грузовой машине со связанными за спиной руками. Одели петли на шеи. Я стоял далеко и не видел выражений их лиц, но с содроганием смотрел на то, как дёргались и извивались их тела, когда машина отъехала. Здесь в Мстиславле, прежде чем оставить город, немцы расстреляли в подвале гестапо группу партизан и среди них Белякова, который в 1938 году в Могилёве сменил меня в должности дивизионного ветврача 33-й стрелковой дивизии».

Свидетелем страшных дней оккупации и освобождения города стал Марат Заренин (кандидат исторических наук). В своей статье «Никогда не забуду» он описал то, с чем ему пришлось столкнуться в годы войны. «Во время оккупации любой немец мог тебя задержать и на месте убить. Этим же правом обладали и «русские» полицейские, но с некоторым ограничением… Устроенный нацистами геноцид распространялся, по сути, на всех. И в первую очередь на коммунистов и комсомольцев, которых подвергали диким пыткам и убивали. Я видел через щель в ограде, как летом 1942 года следователь мстиславской полиции горбун Кирпиченков во дворе полиции, допрашивая, плющил девушке-комсомолке голову деревянным молотком, предварительно положив её на деревянную колоду. Этому Кирпиченкову после войны дали, как рассказывали, 10 лет лагерей».

Также Марат Заренин вспоминал, что переводчика гестапо и участника допросов, который сдался в плен ещё в 1941 году, осудили на 10 лет лагерей.