Жила в страхе быть угнанной в Германию. Воспоминания о войне Клавдии Якимовой

Поделиться:

Жительница деревни Селец Клавдия Якимова в этом году отметила 96-й год рождения. Её детство и юность прошли в деревне Студенец соседнего Шумячского района Смоленской области. Там она прожила и годы фашистской оккупации…

— В сорок первом мне исполнилось 16 лет, — неспешно ведёт свой рассказ Клавдия Ефимовна. — К этому времени я окончила семилетку, летом трудилась в колхозе, помогала родителям по хозяйству. Мечтала пойти учиться в Мстиславское педучилище. Две старшие сестры в это время уже выучились на медсестёр, и мне не хотелось отставать от них. Но началась война…

Клавдия Якимова вспоминает, как ей вместе с другими жителями деревни пришлось гнать в Подмосковье колхозный скот, спасая его от наступающих частей врага. Более трёхсот километров туда и столько же обратно. В одной из деревень, которая располагалась на пути их маршрута, работала медсестрой её сестра Галя. Она пошла в ту деревню, но сестру не застала — ушла на фронт.

Когда вернулись в родную деревню, в ней уже хозяйничали немцы. Жизнь на оккупированной территории была тяжёлой. Парни и девчата находилась в постоянном страхе быть угнанными в Германию. Не обошла эта участь и мою собеседницу. Дважды она оказывалась в числе тех, кого должны были отправить за «лучшей» жизнью в Германию. И дважды вместе с подругами ей удавалось сбежать от сопровождающих полицаев.

— Отступая, враги почти всю деревню сожгли, а жителей согнали в один сарай и тоже хотели поджечь, — рассказывает Клавдия Ефимовна. — Немцы уже ушли, а поджигателем назначили одного из полицаев. Но кто-то из молодых мужчин, которые успели спрятаться в лесу, не дали ему осуществить зло. Мы все остались живы, а предателя долго не предавали земле…

Потом была радость встречи с освободителями и не менее тяжёлые годы по восстановлению народного хозяйства.

— Женщинам, девушкам, совсем молоденьким парням, которые не подлежали призыву, пришлось копать лопатами заросшие за войну поля, вручную сеять, на себе таскать бороны, — продолжает участница тех событий. — Мы помогали мужчинам заново отстраивать сожжённые дома, колхозные хозяйственные постройки.

Мало того, молодёжь начали привлекать на разборку разрушенных зданий в Смоленске.

— Мне вместе с подругами пришлось трудиться в областном центре. Разбирали завалы, расчищали улицы. Мы жили в бараках, ели только то, что взяли с собой. Два раза нас привозили в Смоленск на лошадях. Мы работали недели по три, а когда продукты заканчивались, шли домой пешком, — вспоминает Клавдия Ефимовна.

Замуж она вышла за парня из Сельца. С Егором воспитали троих детей.

Нет постов для отображения