Посмотрите, что вспоминает о Чернобыльской трагедии мстиславчанин Леонид Галковский

142
Поделиться:

Ещё на один год отдалило время Чернобыльскую трагедию, но события памятного 1986 года хранят многие жители Беларуси. Близка эта тема и мстиславчанам. Среди тех, кому пришлось работать в 30-километровой зоне отселения, и житель Мстиславля Леонид Галковский.

Когда произошла авария, я был сотрудником отдела внутренних дел. Меня командировали для несения службы в зону отселения, — вспоминает Леонид Леонидович. — Мы охраняли территорию Наровлянского района Гомельской области. Жители деревень, находящихся в 30 километрах от реактора, были уже выселены. Наша задача состояла в патрулировании данной территории, недопущении проникновения в заражённую местность как бывших жителей, так и мародёров.

Леонид Галковский патрулировал закреплённые территории вместе с напарником из сводного отряда милиции Могилёвской области. Смена длилась 12 часов. Какой-то специальной одежды, средств защиты не выдавали. Была сменная форма: в одной заступали на дежурство, в другой проводили время отдыха. В школе, где проживали, были отдельные шкафчики, где в целлофановых пакетах хранили служебную форму.
Все понимали, что респираторы, которыми обеспечили, только затрудняли дыхание. Старались увлажнять внутренние поверхности автомобиля, в котором выезжали на задания, чтобы уменьшить запылённость в салоне.

Бытовые условия были хорошие. После возвращения с дежурства в обязательном порядке мылись в бане, меню в столовой — замечательное, — говорит участник ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. — Но вот с расхожим мнением, что радиация не имеет ни запаха, ни вкуса, не согласен. Во рту было горько, даже от курения сигарет ощущения были совсем другие. Особенно это чувствовалось по ночам, когда ещё происходили выбросы с реактора.

С 1992 года Леонид Галковский трудится водителем в филиале «Мстиславский» ОАО «Бабушкина крынка». Исполнительный, дисциплинированный, он на хорошем счету на предприятии. Вырастил сына и дочь, которые работают в родном районе, радуется внукам.

Вспоминая теперь уже далёкий 86-й, спрашиваю, можно ли было тогда сказать «нет» и не подвергать себя опасности? Леонид Леонидович без пафоса отвечает: «Наше поколение, воспитанное на примере подвига наших отцов, не знало слова «нет». Был приказ, мы его исполняли».