Мстиславль: Город Детства. Письмо Александры Хоменок

5
Поделиться:

Мстиславль: Город Детства. Письмо Александры Хоменок

Город детства или моя любовь

«Я из Города Детства!» — восклицала я своим сокурсникам и сослуживцам в ответ на вопрос о месте моего рождения. Но так было не всегда. Маленький городок, казалось мне, не стоил того, чтобы говорить о нём гордо и с восхищением. Я глубоко заблуждалась. Пока не влюбилась.

Моя (первая) школа. Закрытая перед моим выпускным классом, она, до дрожи родная, бережно хранит тайны первой влюблённости. Памятник истории и жизни, впитавший тепло бившихся в его стенах на протяжении без малого сто лет сотен или даже тысяч сердец. И моего, в том числе. И моё сердце начинает биться чаще, когда я, замедляя шаг, прохожу мимо этого немого свидетеля своих маленьких побед и свершений. В стопке выпускных фотографий есть одна, особо памятная. Мы, тринадцать девчонок, одетых в школьные платья, и двое, чудом не потерявшихся по дороге парней, сидим вместе с нашей классной во дворе нашей, уже год пустующей школы за импровизированным столом-партой. Взволнованные, уставшие, возбуждённые и опьянённые своей юностью. Мы понимали, какие мы счастливые. Мы в нужном месте в нужное время! И радости нашей не было предела. И не важны «было» и «будет», когда ты сидишь на скрипучем школьном стуле, смотришь на любимые дорожки, двери, окна. И ощущаешь, что вот он — тот самый момент. Ты понимаешь, как может быть хорошо майским утром на усыпанной лужами спортивной площадке, где ты оставил с дюжину кусочков своей жизни. Мы купались в безумной и безудержной эйфории от школьных платьев и синих лент, в которых было так тепло и свободно тем безмятежным утром.

Мы разлетелись и через год с трудом узнали друг друга. Ещё не взрослые, но уже и не дети, по-прежнему, связанные одной нитью. Видимо, навсегда.

Речная бесконечность

Она огибает Город Детства, оживляя его. Первозданная и красивая, без пафоса и претензий на совершенство. Моя Река. Дорожку к ней я знаю наизусть. По ней редко кто ходит — все больше колесят. А для меня идти по ней это — отрешение, таинство. И я иду. Лечу! Она вьётся серпантином с горы. Тридцать шагов и я скрываюсь от самой себя и от других. Проваливаюсь как жетон. Поверите ли, я влюблена. За тем поворотом будет маленький выступ из разбитого кирпича, усыпанный трещинами, а через четыре метра — ступенька.

Прохлада ударяет в ноги, а потом так легко перетекает во всё тело, что на секунду перехватывает дыхание. И я ловлю себя на мысли, что, если бы к моему затылку сейчас приставили пистолет и сказали «Стой!», я не остановилась бы, а шла бы и шла в эту прохладу. Пока, наконец, не словила бы обещанную пулю. Я снимаю промокшую майку, делаю глубокий вдох. Моя Бесконечность совсем близко. Видна просёлочная дорога и редкие автомобили. Один сигналит мне — машу в ответ. Выгоревшие волосы ловят дорожную пыль, я — чьё-то внимание. Дальше простор! И я ныряю в Свою Реку. Предел моей дороги и жизни сегодня. Я не перестаю удивляться, из года в год приезжая к тебе, мой Город Детства. Ты — лицо родной и милой сердцу глубинки. Оно неизменно спокойное и выразительное. Здесь слышно дыхание истории. И с каждым годом оно всё глубже. Здесь смотришь в глаза девственной природе. Во взгляде неугасающий блеск.

Я полюбила место, где родилась. И теперь, когда меня спрашивают: «Откуда ты?», я отвечаю: «Из Города Детства!» и добавляю: «А Вы хотите влюбиться?..».

Александра Хоменок.